Художественная деталь как средство создания художественного образа. Художественная деталь в литературе: понятие и примеры

Художественная деталь: определение, классификация, функции, роль средства

Художественная деталь как средство создания художественного образа. Художественная деталь в литературе: понятие и примеры

Каждый из нас в детстве собирал мозаику, состоящую из нескольких десятков, а может быть, и сотен пазлов. Подобно игровой конструкции, литературный образ складывается из множества связанных между собой деталей. И лишь зоркий взгляд чтеца способен заметить эти микроструктуры. Прежде чем углубляться в литературоведение, нужно понять, что такое художественная деталь.

Определение

Мало кто задумывался над тем, что литература – это искусство настоящего слова. Отсюда вытекает тесная связь лингвистики и литературоведения. Когда человек читает или слушает стихотворение, он представляет картину. Достоверной она становится лишь тогда, когда он слышит определенные тонкости, благодаря которым может представить получаемую информацию.

А мы переходим к вопросу: что такое художественная деталь? Это важный и значимый инструмент построения образов; это подробность, которая несет огромную идейно-эмоциональную и смысловую нагрузку.

Виртуозно данные элементы использовали не все писатели. В своем творчестве активно их применяли Николай Васильевич Гоголь, Антон Павлович Чехов и другие художники слова.

Классификация деталей

Какие художественные детали вы знаете? Затрудняетесь ответить? Тогда тщательно изучаем вопрос далее. Существует несколько классификаций этого элемента.

Мы с вами рассмотрим вариант, предложенный отечественным литературоведом и филологом – Есиным Андреем Борисовичем. В своей книге «Литературное произведение» он определил удачную типологию, в которой выделил три больших группы детали:

  • психологические;
  • описательные;
  • сюжетные.

Но литературоведы выделяют еще несколько типов:

  • пейзажные;
  • словесные;
  • портретные.

Например, в повести Гоголя «Тарас Бульба» доминировали сюжетные детали, в «Мертвых душах» – описательные. В то время как в романе Достоевского «Преступление и наказание» упор сделан на психологический фактор. Однако стоит помнить, что названные типы деталей в рамках одного художественного произведения могут комбинироваться.

Функции художественной детали

Литературоведы выделяют несколько функций данного инструмента:

1. Выделительная. Нужна для того, чтобы выделить какое-либо событие, образ или явление из ему подобных.

2. Психологическая. В данном случае деталь, как средство психологического портрета, помогает раскрыть внутренний мир персонажа.

3. Фактографическая. Инструмент характеризует факт из мира действительности героев.

4. Натуралистическая. Деталь четко, объективно и точно передает предмет или какое-либо явление.

5. Символическая. Элемент наделяется ролью символа, то есть становится многозначным и художественным образом, который имеет иносказательный смысл, основывающийся на сходствах явлений из жизни.

Художественная деталь и ее роль в создании образа

В стихотворении такие выразительные подробности очень часто выполняют функцию опорной точки изображения, подталкивая наше воображение, побуждая дополнить лирическую ситуацию.

Художественный образ зачастую имеет одну яркую индивидуальную деталь. Как правило, с неё и начинается развитие лирической мысли. Под данный инструмент вынуждены подстраиваться и другие элементы образа, в том числе экспрессия. Бывает так, что художественная деталь напоминает внешний штрих образа, но она несет в себе неожиданность, которая освежает восприятие мира читателя.

Данный инструмент входит в наше сознание и ощущение жизни таким образом, что человек уже не мыслит поэтических открытий без него. Очень много деталей присутствует в лирике Тютчева. При чтении его стихотворений перед нашими глазами открывается картина зеленеющих нив, цветущих и благоухающих роз…

Творчество Н. В. Гоголя

В истории русской литературы существуют такие писатели, которых природа наделила особой внимательностью к жизни и вещам, иными словами, к окружающему человеческому существованию.

Среди них Николай Васильевич Гоголь, которому удалось предвосхитить проблему овеществления человека, где он не создатель вещей, а бездумный их потребитель.

В своём творчестве Гоголь умело изобразил предметную или вещную деталь, которая замещает душу персонажа без остатка.

Данный элемент выполняет функцию зеркала, которое отражает персонажа. Таким образом, мы видим, что детали в творчестве Гоголя – это важнейший инструмент изображения не только человека, но и мира, в котором живет герой.

Они оставляют мало пространства для самих персонажей, по причине чего складывается впечатление, что простора для жизни вовсе не остаётся.

Но для его героев это не проблема, ведь бытовой мир для них на первом плане, в отличие от бытия.

Заключение

Роль художественной детали невозможно переоценить, без нее невозможно создать полноценное произведение. Поэт, писатель или композитор по-своему используют этот инструмент в своих творениях.

Так, например, Фёдор Михайлович Достоевский при помощи деталей изображает не только образы героев или Санкт-Петербурга, но и раскрывает безграничные философские и психологические глубины своих романов.

Умело и мастерски применяли такие выразительные подробности не только Гоголь и Чехов, а также Гончаров, Тургенев и другие литераторы.

Художники слова использовали деталь широко в своих произведениях. Ведь значение ее огромно. Без данного инструмента было бы нереально четко и емко дать индивидуальную характеристику персонажа. Авторское отношение к герою можно определить тоже при помощи этого инструмента. Но и, конечно же, создается и характеризуется изображаемый мир тоже при помощи детали.

Источник: //FB.ru/article/317970/hudojestvennaya-detal-opredelenie-klassifikatsiya-funktsii-rol-sredstva

Урок «Художественная деталь как средство создания образов помещиков и элемент художественного стиля Н.В. Гоголя в поэме «Мертвые души»»

Художественная деталь как средство создания художественного образа. Художественная деталь в литературе: понятие и примеры

1

4.

2

Проверка полученных результатов.

3

Корректирует ответы учащихся, помогает сделать выводы.

Демонстрирует иллюстрации.

Как бы вы теперь ответили на вопрос: для чего нужна худ-я деталь?

4

Основные содержатель

ные линии – развитие речи.

Формы – устные ответы.

Методы – исследовательские (анализ, вывод), развития речи.

Приёмы – принцип открытости, принцип обратной связи.

Цель для учителя – создание условий для сопоставитель

ного анализа худ-х деталей с целью выяснения их роли в создании образов

помещиков; для уч-ся – научиться строить монологичес

кое высказывание на основе анализа эпизода. Задача для уч-ся – раскрыть основные функции детали в создании художественного образа, развивать навыки характеристики образов.

Задача для учителя – коррекция выводов учащихся.

5

Монологическое высказывание учащихся, сопоставительная характеристика, вывод о роли детали как худ-го средства (как худ-е детали помогают характеризовать образ того или иного помещика и типизируют социальное явление).

1 группа.

Вывод: описание деревни является неотъемлемой частью создания образа. Ещё не встречаясь с помещиком, мы можем судить о нём по описанию деревни.

Бесхозяйственность Манилова открывается до знакомства с героем. Гоголь иронически обыгрывает название деревни. Серость, скудость, неопрятность всего, что окружает Манилова, как тень ложится на него самого, характеризует героя.

Коробочка хозяйственная (обилие псов говорит о том, что помещица заботится о сохранности своего состояния), прекрасно разбирается в хозяйстве, бережлива, но сбережения в мешочках без пользы.

Во всём видна бесхозяйственность, хорошо у Ноздрёва живётся лишь псам.

Собакевич – расчётливый хозяин, прижимистый кулак, вокруг всё прочно, добротно, надёжно, всё в изобилии. Автор подчёркивает корыстолюбие, узость интересов, косность помещика.

В хозяйстве у Плюшкина полнейший застой и загнивание, крайняя ветхость и заплесневелость во всём.

2 группа.

Вывод: интерьер отражает характер героя, подчёркивает его, помогает ярче представить образ помещика.

Описание интерьера дома Манилова подчёркивает неопределённость образа, бесхозяйственность, пустую мечтательность.

Коробочка не сильно заботилась об обстановке в доме, всё было старенькое, но в полной сохранности, и даже старые вещи хранились долго.

Описание подчёркивает безалаберность Ноздрёва, то, что он лгун и сумасброд.

Вещь несёт отпечаток характера человека. Неодушевлённый предмет у Гоголя помогает понять образ Собакевича.

В доме Плюшкина темно, пыльно, на Чичикова подуло холодом, как из погреба. Во всём беспорядок, заметная деталь – остановившиеся часы: в доме у Плюшкина умерло время, остановилась жизнь. Описание комнаты помогает понять скаредность героя, его никчёмность. Дом сравнивается с замком. Ирония автора – рыцарские времена прошли.

3 группа.

Вывод: диалог – один из приёмов характеристики образа.

Манилов. Употребляет слова с суффиксами превосходной степени и с уменьшительно-ласкательными суффиксами, обо всех прекрасного мнения. Чичиков подстать Манилову: ведёт себя деликатно. Он во всём умел «найтиться».

Коробочка. Речь Коробочки близка к крестьянскому говору. Диалог Коробочки и Чичикова – шедевр комедийного искусства. Это так называемый «разговор глухих». Чичиков не выбирает выражений при разговоре с Коробочкой, горячится. Она печётся только о выгоде.

В ходе диалога Чичиков называет её «дубинноголовой». Тупость хозяйки показана многократными повторениями Чичиковым словосочетаний: «ну, теперь ясно?», «понимаете?», «понимаете ли вы это?», «понимаете ли?», «Да не найдешь слов с вами!»).

Чтение диалога по ролям.

Ноздрёв. Речь Ноздрёва переполнена ругательствами, словами картёжного лексикона, бесцеремонными выражениями. С Чичиковым он сразу на «ты». Их диалог – это диалог двух мошенников, которые хотят объегорить друг друга.

Собакевич. Обо всех высказывается недружелюбно, грубо, всех разоблачает. Немногословен. Чичиков не спорит с Собакевичем о чиновниках, прекращает разговор.

Плюшкин. В разговоре с крепостными груб, подозрителен, сварлив. С Чичиковым сначала недоброжелателен, отказывает ему в еде, и лошадь отказывается покормить, но потом, когда узнаёт, что Чичиков заплатит ему деньги за умерших крестьян, становится добрее, готов даже чаем напоить.

4 группа.

Вывод: в ходе наблюдений учащиеся приходят к мысли, что составной частью гоголевского портретного рисунка, связывающего внешность героя с духовным обликом в одно целое, являются позы, жесты, движения, мимика, одежда. Именно с помощью этого писатель усиливает комическую окраску образов, раскрывая через индивидуальные черты героя подлинную социальную сущность.

Манилов. Наблюдая над текстом, делаем вывод, что тема сахара и сладости превращается в назойливый мотив, сопутствующий Манилову почти неотступно. Гоголь нарочито преследует читателя упоминаниями о сладком, успешно добиваясь того, чтобы сладость эта вызывала отвращение.

Почему Манилов все время сладко улыбается? Да потому что вечная улыбка – это признак глубокого равнодушия ко всему окружающему. Такие люди лишены способности испытывать гнев, скорбь, страх, настоящую человеческую радость.

И своей характеристикой Гоголь выносит Манилову приговор: «В первую минуту разговора с ним не можешь не сказать: какой приятный и добрый человек! В следующую за тем минуту ничего не скажешь, а в третью скажешь: «Черт знает что такое!» – и отойдешь дальше; а если же не отойдешь, почувствуешь скуку смертельную». Манилов фантазирует о строительстве мостов и замков.

Автор высмеивает стремление Манилова-отца возвысить себя и детей, давая им имена героев Древней Греции. На самом деле один сопливый, другой плачущий. Вывод автора: «Ни то, ни сё, ни в городе Богдан, ни в селе Селифан». Никчёмный человек. «Небокоптитель».

Коробочка. Коробочка – типичный образ застойной крепостной помещицы. Автор не обращает внимания на лицо, глаза помещицы. Этим подчёркивается бездуховность человека.

Коробочка хлебосольная и гостеприимная, но угощает Чичикова исключительно мучными блюдами (мясо дорого). Вывод автора: ядро характера – тупость и накопительство ради накопительства.

По мнению Гоголя, таких, как Коробочка, много и среди государственных и почтенных людей.

Ноздрев. Несмотря на здоровый вид, мертвенность души Ноздрёва выдаёт тот факт, что он не развивается. Он «исторический» человек, игрок, кутила. Завсегдатай злачных мест, беспутный человек. Цель жизни – покутить. Отметим, что Гоголь использует такой прием, как саморазоблачение героя.

Авторская характеристика Ноздрева состоит из отдельных фрагментов, в которых рассказывается о привычках героя, характерных эпизодах его жизни, манерах поведения в обществе.

Каждая из этих зарисовок представляет сжатый рассказ, раскрывающий ту или иную черту его характера: пьяный разгул: « я один в продолжение обеда выпил семнадцать бутылок шампанского», страсть всё менять, пристрастие к игре в карты, пустые пошлые разговоры и т.д.

Манилов и Ноздрев похожи: оба ведут бесцельный, праздный образ жизни, им присущи безалаберность и бесхозяйственность, слова расходятся с делом, для них нет никакого нравственного критерия. Мнение автора: Ноздрёва принимают все чиновники, его поведение воспринимается как должное, они не могут без таких, как Ноздрёв.

Собакевич. Вся жизнь Собакевича – жадное накопительство ради накопительства. Герой умён и практичен: он не разоряет мужиков, потому что это невыгодно ему самому. Он знает, что в этом мире все продается и покупается.

Автор подчёркивает мертвенность героя. Чего требовала «душа» Собакевича? Только гастрономические требования, притом колоссальные. Вывод: «в этом теле совсем не было души».

Автор подчёркивает «деревянную» сущность лица героя, ведь в лице более всего отражается душа человека.

Плюшкин. Отметим, что образ Плюшкина – воплощение полнейшего застоя и загнивания, крайней ветхости и заплесневелости. Внешность Плюшкина такова, что Чичиков, увидев его у церкви, не удержался бы и подал медный грош.

Первое название Плюшкина – фигура, затем непонятно, кто это баба или мужик, потом – ключница. Важная деталь – маленькие глазки, как мыши. Сравнивается с юркостью и подозрительностью маленького зверька.

Плюшкин – «прореха на человечестве».

Отношение Гоголя: «И до такой ничтожности, мелочности, гадости мог снизойти человек! Мог так измениться! И это похоже на правду? Всё похоже на правду, все может статься с человеком!»

5 группа.

Вывод: несложно на Руси провернуть любую аферу, деньги решают всё. В этом сущность «небокоптителей».

Манилов. Во время разговора о покупке мёртвых душ сконфузился, смешался (даже трубку со рта выронил и сидел так несколько минут), подумал, что Чичиков шутит, потом заподозрил, что тот спятил. Манилов не понимает, что впутался в преступное дело. Аферист Чичиков убеждает его, и тот отдаёт «товар» даром, купчую Манилов предлагает взять на себя.

Коробочка. Не понимает значение сделки. Боится продешевить и быть обманутой, желает «примериться» к рыночным ценам. Стремится к накопительству, полагая, что «мёртвые души» в «хозяйстве-то как-нибудь под случай понадобятся». После долгих и грубых уговоров Коробочка соглашается продать «мёртвых душ».

Ноздрёв. Он сразу понял, что Чичиков затевает какую- то аферу. Чтение эпизода по ролям. Чичикову не удалось купить товар у Ноздрёва.

Собакевич. Готов продать что угодно, лишь бы с пользой. Товар показывает лицом, о каждом умершем рассказывает, взял задаток с Чичикова.

Плюшкин. Не понял мошенничества, сначала был в недоумении, но потом, когда услышал о том, что Чичиков даёт ему наличные за умерших крестьян, даже готов был напоить Чичикова чаем. Жадность затмила всё. Чичиков купил у него и умерших, и беглых.

Если уместно, можно посмотреть иллюстрации и сделать вывод: точно ли передали художники особенности каждого персонажа?

На данном этапе ребята должны прийти к выводу: худ-я деталь необходима для изображения типического явления – омертвение душ помещиков.

6

25 мин.

7

Коммуникативные УУД (владение видами речевой деятельности, перерабаты

вать, систематизировать ифр-ю и предъявлять её, строить продуктивное речевое взаимодейст

вие со сверстниками и взрослыми в процессе коллективной деят-ти, осуществлять речевой контроль, умение аргументиро

вать свою точку зрения, спорить и отстаивать свою позицию),

регулятивные УУД (вносить необходимую коррекцию в процесс деят-ти), познаватель

ные УУД (выполнять логические операции); личностные УУД (сформирован

ность потребности в самовыраже

нии, самореализа

ции, социальное признание.

Источник: //xn--j1ahfl.xn--p1ai/library/hudozhestvennaya_detal_kak_sredstvo_sozdaniya_obrazo_221152.html

Художественная деталь в литературе: понятие и примеры

Художественная деталь как средство создания художественного образа. Художественная деталь в литературе: понятие и примеры

Подобно тому, как из кусочков мозаики складывается большая мозаическая картина, из художественных деталей, из отдельных образов слагается просторная целостность литературного характера, повествования и описания.

Это сравнение если и хромает, то лишь в том отношении, что в мозаической композиции все же заметен «механический» принцип сложения (целое из «кусочков») и легко заметны границы частей.

Между тем в словесном произведении искусства малые подробности в составе крупного образного целого связаны органической связью, естественно «перетекают» друг в друга, так что лишь зоркое «вглядывание» позволяет заметить очертания отдельных микроструктур.

И еще одно условие требуется для эстетического восприятия детали: нужно ценить характерное и индивидуальное в реальности, полноту и живую игру жизни даже в малых проявлениях ее.

Деталь, разумеется, подробность в картине целого, но не всякая подробность — деталь, а лишь та, которая насыщена энергией индивидуального видения.

В том, мимо чего скользит равнодушный взгляд, зоркое око художника видит не только проявление бесконечного разнообразия жизни (мы ведь и его с годами перестаем ощущать), но и такие подробности, в которых вещь, явление, характер поворачиваются к нам иногда самой существенной своей стороной.

Очевидно, что для этого нужен не только дар особой наблюдательности, не только особая острота внешнего зрения, но проницательность и сила зрения внутреннего, обостренная чуткость души.

Потому-то и воспринимается нами верно и точно найденная деталь как маленькое открытие (особенно в поэзии), рождающее восторг, как если бы к нам неожиданно вернулось наивное и блаженно ясновидческое «зрение» детства.

В том, что для этого нужна особая способность, составляющая важнейшее слагаемое художественного таланта, убеждают признания великих художников слова. Иван Бунин писал о том, что природою ему был отпущен особый дар «удесятеренного» зрения и «удесятеренного слуха».

Афанасий Фет в своих воспоминаниях признается, что он сознательно упражнял в себе изначально дарованную ему наблюдательность, предпринимая одинокие прогулки, в которых всегда находилась пища для нее.

Жизнь природы в ее малых, полузаметных проявлениях, какая-нибудь суматоха муравьев, перетаскивающих травинку или что-либо в этом же роде, были для него бесконечно занимательны, надолго приковывали внимание.

За всем этим кроется свойственная только художнику (живописец ли это, поэт, или прозаик) способность к глубокому созерцанию. Это особое, познающее созерцание, в котором, по мысли А. Ф.

Лосева, уже нет субъекта и объекта, взятых в их разъединенности, а есть как бы «брачное» слияние того и другого, рожденное любовью (только на ней и крепится всякое истинное познание).

Это «незаинтересованное» созерцание, свободное от хищных влечений воли — вечного источника страдания. Потому-то, по Шопенгауэру, поэт и являет собой «ясное око вселенной».

Художественная деталь в лирике

В лирическом стихотворении деталь или цепь деталей являются нередко опорными точками изображения.

Иногда такие детали несут в себе особые ассоциативные возможности, подталкивая наше воображение, побуждая его «дорисовать» всю полноту лирической ситуации, намеченной лишь бегло брошенными штрихами.

Предметная и психологическая перспектива ее раздвигается у нас на глазах, уходит в таинственную глубину жизни. И вот уже порой вся судьба человека с ее потаенным трагизмом проносится перед нашим мысленным взором.

Лирический образ порою рождается в лоне одной ярко индивидуальной детали. Еще ничего нет, ни рисунка ритма, ни смутного прообраза композиции, еще только невнятно звучащая «музыкальная» волна томит воображение поэта, а уже ярким светом блеснула в этом тумане живая подробность бытия, сомкнувшая в себе мир внешний и мир внутренний.

С него порою и начинается движение лирической мысли, к ней подстраиваются другие подробности, экспрессия, заключенная в них, разливается по всему лирическому изображению.

Но если даже подобная деталь всего лишь штрих «внешней» картины (лирического пейзажа, например), и тут она заключает в себе поэтическую неожиданность, освежающую наше восприятие мира.

Такая деталь иногда неизгладимо входит в наше ощущение жизни, так что и самое наше отношение к ней уже немыслимо без этих поэтических открытий. Немыслимо, например, наше восприятие предгрозья без тютчевских подробностей: «Зеленеющие нивы Зеленее пред грозой», «Жарче роз благоуханье. Звонче голос стрекозы».

Дело в том, что в этих деталях не просто запечатлелась острота тютчевского поэтического зрения.

В них, если хотите, проступает некий реальный закон явления: пробуждение перед грозой неявного, приглушенного в обычном звучании и цветении природы, каких-то «избранных» звуков и «избранных» красок, сопутствующих ее «минутам роковым».

Художественная деталь у Рылеева и Пушкина

Деталь, устремленная в мир внутренний, в особенности красноречива тогда, когда она заключает в себе лаконичным образ какого-либо мгновенного движения, в котором словно бы невольно проступает целостный образ души. Пушкина восхитили рылеевские строки в поэме «Войнаровский»:

Мазепа горько улыбнулся,Прилег безмолвный на траву

И в плащ широкий завернулся.

Внешний жест героя здесь красноречивее многих описаний. Художественное эхо этой детали отзывается в пушкинском изображении Наполеона в стихотворении «Герой»:

Он угасает недвижим.
Плащом закрывшись боевым…

В отличие от Рылеева, Пушкин заостряет контраст недвижности и сжигающей душу Наполеона потребности действия. Боевой плащ вождя, томимого пыткой покоя,— деталь, поражающая своей трагической глубиной.

Художественная деталь у Тургенева (“Накануне”)

В прозе такая художественная деталь, укорененная в мгновенном психологическом жесте, может мелькнуть в составе достаточно просторного описания, отмечая в развитии переживания сильный эмоциональный всплеск, равнозначный душевному кризису. В романе «Накануне» Тургенев изображает все возрастающее нетерпение Елены в ожидании последней встречи с Инсаровым.

Все, что происходит с нею в этой сцене, происходит как бы по инерции. Она не находит себе места, принимаясь то за одно, то за другое, и все делает как бы автоматически. Это всепоглощающее нетерпение души, для которой все привычное точно бы лишилось смысла, Тургенев изображает, форсируя ритмико-интонационные средства воздействия на читателя.

Елена начинает жадно торопить время, и в ритмике тургеневской речи отражается эта пульсация пустого, бесследного протекания времени. В этот миг в душе героини происходит резкий спад. Сила этого спада равновелика силе ожидания. Тургенев не раскрывает в дальнейшем ход мысли героини, он сосредоточен лишь на внешних проявлениях той бури, которая разыгралась в ее душе.

После этого бессилия, вслед за рекою слез, в Елене вдруг созревает решение, волевой порыв, суть которого пока не ясна для нее самой.

И вот здесь-то в насыщенном психологическом контексте является внешний жест, деталь, символизирующая преображение души: «Она вдруг приподнялась и села: что-то странное совершалось в ней: лицо ее изменилось, влажные глаза сами собою высохли и заблестели, брови надвинулись, губы сжались».

Это пик сложнейшего душевного процесса, и в изображении резкого и как будто непредвиденного перелома души Тургенев точно и тонко выдерживает логику характера. Ведь его Елена волевая и деятельная натура, и действенный склад ее характера в конце концов берет свое.

По-прежнему словно бы автоматически, еще не сознавая своего поступка, но движимая неодолимой силой, которая и есть зов воли, она устремляется к цели, напоминающей о себе почти инстинктивно, почти подсознательно.

И цель эта в том, чтобы увидеть Инсарова во что бы то ни стало.

Такие предельно насыщенные психологические детали Тургенев расставляет в изображении редко, но крупно. Избыточная, на его взгляд, психологическая детализация Льва Толстого его явно не устраивала.

Художественная деталь у Гоголя

В истории литературы есть художники обостренно внимательные к жизни вещей, к атрибутике предметного мира, окружающего человеческое существование. Такими были Гоголь и Гончаров.

С редкостной прозорливостью предвосхитил Гоголь угрозу тотального овеществления человека, примету грядущей цивилизации, в которой человек уже не столько созидатель и господин вещей, сколько их раб и бездумный потребитель. У Гоголя предметная, вещная деталь становится порою как бы «индексом» души и замещает ее без остатка.

В изобразительной своей функции она — «зеркало», в котором отражается персонаж. В этих условиях на предметную детализацию делается особая ставка: она у Гоголя важнейшее средство изображения мира и человека. Пушкинской сдержанности в обращении с деталью здесь нет и следа.

Гоголевская детализация демонстративно изобильна: вещи теснят здесь человеческое пространство и теснят настолько, что уже не остается ощущения простора жизни. Впрочем, гоголевские персонажи, нераздельно слившиеся с этой овеществленной действительностью, уже и не тоскуют по этому простору. Быт для них навсегда заслонил бытие.

«Корабль» гоголевского сюжета в «Мертвых душах», например, плывет посреди безбрежного «океана» вещей. Вещный мир здесь то сгущается, то несколько разрежен, но во всяком случае настолько обширен, что вряд ли в этом отношении Гоголь сопоставим с кем-либо из русских классиков.

Такая же плотная вещественная среда окружает (еще раньше) персонажей «Миргорода» и «Петербургских повестей». Там, где предметных деталей изобилие, характерность каждой отдельной несколько слабеет, но зато особую изобразительную силу обретает именно совокупность вещей — система зеркал, в которой отражается мертвенный лик персонажа.

В пустоте существования вещь приобретает над гоголевскими героями роковую иррациональную власть. Она (вещь) претендует у Гоголя на положение героя, попадая порою в энергетический центр сюжета, становясь источником его движения (ружье в «Повести о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», коляска, шинель).

Вещественный мир и есть та «кора земности», которая, по выражению Гоголя, задавила «высокое предназначение человека» (слова, сказанные Гоголем еще в период его учебы в Нежинской гимназии).

Художественная деталь у Гончарова (“Обломов”)

Иной жизнью живет вещественная деталь в романе И. Гончарова «Обломов». Предметная среда здесь одновременно и плотней и просторнее, чем где бы то ни было у Гончарова, и в изображении вещей здесь слишком явно дают о себе знать художественные уроки Гоголя.

Но здесь же и во всей своей очевидности проступает неповторимо гончаровское отношение к вещной художественной детали. Связь предмета и персонажа у Гончарова теплее и интимнее.

Обломовский халат, у которого есть своя сюжетная история, символически опредмечивающая духовное движение героя, его вехи и стадии, этот халат, конечно же, окутан комической экспрессией, но ни трагизма, ей сопутствующего, ни гротесковой причудливости в духе Гоголя здесь нет и в помине.

Комизм, излучаемый этой деталью, улыбчиво-грустный, он совершенно лишен сатирического яда, точно так же как и авторское отношение к герою ничего общего не имеет с каким бы то ни было разоблачительством.

Обломовская привязанность к халату почти рефлекторна и характеризует не только обломовскую лень, но и потребность в широте и просторе, хотя бы и в бытовых проявлениях того и другого.

Важно ведь понять, что это халат «без намека на Европу», и, рискуя впасть в комическую серьезность, можно все-таки сказать, что он знаменует отвращение ко всякой регламентации и чисто внешнему благообразию, возведенному в культ, но одновременно, конечно же. и излишества восточного квиетизма, плен созерцательности, подавляющей волю.

Наконец, в гончаровской детализации отражается авторское влечение к прочному укладу бытия, к традиционным устоям русской жизни, размываемым карикатурно нелепыми и хищными страстями времени, пеной и накипью нигилизма. Именно поэтому предметный мир «дворянского гнезда» бабушки Бережковой в «Обрыве» овеян поэзией русского быта, пронизан теплым свечением родственной любви ко всему миру.

Художественная деталь у Чехова

Иное отношение к предметной детали в художественных стилях, тяготеющих к малым повествовательным формам. Ясно, что на этой художественной почве с деталью обращаются не столь расточительно, как в большом эпосе. «Никогда у него нет лишних деталей,— говорил Л. Н. Толстой о А. П. Чехове (по свидетельству А. В. Гольденвейзера),— всякая или нужна или прекрасна».

Лаконизм и концентрация смысла в предметной детализации Чехова таковы, что деталь способна у него заменить просторное описание. В этом смысле слова Треплева о тригоринской манере («Чайка»): «У него на плотине блестит горлышко разбитой бутылки и чернеет тень от мельничного колеса — вот и лунная ночь готова…» — близки чеховскому обращению с деталью.

Но воспринимать их как безусловное правило, как принцип чеховского стиля, исключающий отступления, было бы опрометчиво. Достаточно вспомнить просторные ландшафтные описания в «Доме с мезонином», в «Черном монахе», в «Студенте» и т. д., и станет ясно, что гамма отступлений от тригоринского «канона» весьма обширна.

Развернутое описание, казалось бы, рискованное в условиях сжатия и концентрации форм, легко и органично сочетается у Чехова с символизацией детали, как в этом убеждает композиция рассказа «Студент». На фоне достаточно просторного ландшафтного описания здесь веско и крупно выделяется деталь, стягивающая к себе «силовые линии» целого,— «костер».

Подтолкнув воображение героя, воскресив в его памяти эпизод евангельской ночи в Гефсиманском саду, эта подробность соединяет временные пласты изображения, перебрасывая мост из прошлого в настоящее.

Источник: Грехнев В.А. Словесный образ и литературное произведение: кн. для учит. Нижний Новгород: Нижегородский гуманит. центр, 1997

Источник: //classlit.ru/publ/teoria_literatury_i_dr/teoria_literatury/khudozhestvennaja_detal_v_literature_ponjatie_i_primery/87-1-0-517

Конспект урока по литературе

Художественная деталь как средство создания художественного образа. Художественная деталь в литературе: понятие и примеры

Конспект урока литературы по изучению литературоведческого понятия «Художественная деталь»

Тема: Роль художественной детали в литературном произведении

Цели:

  1. Познакомить обучающихся с теоретическим понятием «художественная деталь».

  2. Раскрыть основные функции детали в художественном произведении.

  3. Подвести учащихся к пониманию того, какую роль выполняет приём детализации в романе И.А. Гончарова «Обломов».

  4. Развивать устную и письменную речь обучающихся.

  5. Воспитывать интерес к русской литературе 19-го века.

Задачи:

Образовательная: выявление понятия «художественная деталь», функций художественной детали, развитие представления о сложном характере героя, отношение к нему автора.

Развивающая: формирование вдумчивого читателя, совершенствование навыков анализа, исследовательских навыков, развитие образного мышления.

Воспитательная: формирование нравственных ценностей, совершенствование работы в группах, навыков делового общения.

Этапы работы над понятием:

Вопрос к классу: – Какие детали вы знаете?

Примерный ответ учащихся: Предметные, бытовые, портретные, пейзажные, речевые, звуковые, цветовые, динамические и др.

Вопрос к классу: – Какую роль может выполнять художественная деталь в произведении?

Примерный ответ учащихся:

1) Выделить характерную черту героя (например, «лучистые глаза» княжны Марьи в «Войне и мире» Л.Н. Толстого);

2) описать нравы общества (например, в «Евгении Онегине» А.С. Пушкина «уездной барышни альбом» свидетельствует о вкусах провинциального дворянства);

3) обнаружить психологическое состояние персонажа или лирического героя (например, в повести А.П. Чехова «Три года»: Лаптев раскрыл зонтик, и ему показалось, что около него даже пахнет счастьем);

4) выразить авторскую позицию, отношение автора к герою или явлению (например, описание петербургского кабинета Онегина выражает лёгкую иронию автора по отношению к герою);

5) иногда деталь может приобретать значение символа (например, футляр в рассказе А.П. Чехова «Человек в футляре», крест в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» и др.).

Определение понятия (запись в тетрадь учащихся):

Художественная деталь (от франц. Detail – подробность, мелочь, частность) – выразительная подробность в произведении, несущая значительную смысловую и эмоциональную нагрузку.

Художественная деталь может воспроизводить подробности обстановки, внешности, пейзажа, портрета, интерьера, но в любом случае она используется, чтобы наглядно представить и охарактеризовать героев и их среду обитания.

Художественная деталь является одним из приемов создания художественного образа человека. Это детали, в которых отражается широкое обобщение, могут выступать как детали-символы.

Слово деталь широко используется в нашем повседневном обиходе. Что же такое  деталь? Как прокомментируете значение слова? (Мелкая составная часть чего-либо, подробность, частность – из франц.

) Художественное произведение – это тоже система, единство, а художественная деталь – часть этой системы, часть того художественного мира, который показывает автор. Роман И.А.

Гончарова «Обломов» вместил себя всю жизнь главного героя: от рождения и до смерти. В жизни любого человека масса подробностей, деталей.

Литературный материал: И.А. Гончаров «Обломов»

Давайте постараемся отыскать художественные детали в романе И.А. Гончарова «Обломов».

Халат. Заимств. из тюрк. яз. (ср. турецк. χilat «кафтан»), в которых оно является арабизмом. Исходное значение — «почетная одежда». Халат в глазах Обломова имеет массу неоспоримых достоинств, т.к. вполне соответствует роду занятий его владельца – «лежанию».

Во время романа с Ольгой халат становится  символом постыдного безделья и заброшен Ильей Ильичем. Заброшен, но не выброшен и починен Агафьей Матвеевной. Обломов снова надел халат в день окончательного разрыва с Ольгой. Итак, деталь отмеривает, скрепляет этапы жизни героя.

Деталь вырастает до символа и помогает увидеть глубинную суть характера героя. В конце повествования Гончаров дает описание истасканного. Поношенного халата.

Описание халата позволяет почувствовать отношение автора к своему герою: ирония 1 части сменяется сложной гаммой чувств, выраженной в последнем описании, среди которых доминирует сожаление.

Пыль. Общеслав. Суф. производное от того же звукоподражания (пы), что пыхать, пух. Обломов ведет войну с пылью и проигрывает ее.

Странным кажется, что в период «духовного пробуждения» героя пыль все равно остается подробностью его быта.

У читателя появляется предчувствие, что Обломов не устоит перед соблазном возвращения к прежней, спокойной жизни. Так и случилось. Деталь снова становится символом.

Книга характеризует не только бытовую сторону жизни, но и связь с внешним миром, интеллектуальную работу или ее отсутствие. Чтение книги требует напряжения, труда мысли.

Во время общения Обломова с Ольгой Ильинской возрождается его интерес к общественной жизни, но, оказавшись оторванным от Ольги, он перестает читать.

Ольга особенно замечает отношение своего возлюбленного к книге, видит в этом предзнаменование печального конца их любовной истории.

Ветку сирени сорвала Ольга Ильинская во время свидания с Обломовым. Обломов поднял ее и явился с сиренью на следующее свидание. Сирень является для героев поэтичным символом их чувства.

После разрыва воспоминание о ветке сирени становится для героя мучительным укором.

В эпилоге упоминание о ветках сирени, посаженных дружеской рукой, заставляет задуматься о глубинной общности таких противоположных натур, как Штольц и Обломов, Обломов и Ольга, показывает отношение автора к герою.

«Casta Diva», Каватина Нормы — из Винченцо Беллини. Одна из наиболее знаменитых и сложных для исполнения итальянских арий для сопрано. В покоренной римлянами Галлии друиды готовят восстание против иноземного владычества.

Верховная жрица и прорицательница Норма обращается к богам за поддержкой и, получив их благословение, предсказывает падение римского владычества и освобождение родины. 'Каста Дива', что в переводе с итальянского означает 'чистая помыслами и телом дева'. Ольга пела Casta diva, чем, наверное, и покорила окончательно Обломова.

Он увидел в ней ту самую непорочную богиню. И действительно, слова эти — «непорочная богиня» — в какой-то мере характеризуют Ольгу в глазах Обломова и Штольца.

Выводы в конце урока:

Деталь – (от франц.- часть, подробность) – значимая подробность, частность, позволяющая передать эмоциональное и смысловое содержание сцены, эпизода или всего произведения.

Комментируя искусство художественной детали, критики предлагают такую классификацию: сюжетные, описательные и психологические детали. Оцените с этой точки зрения детали у Гончарова. (Сюжетные – письма, книги; описательные – пыль, халат; психологические – сирень.)

Детали Гончарова не единичные, а повторяющиеся подробности. Поэтому рассматриваемый объект наполняется глубоким содержанием.

Отбор деталей позволяет художнику повернуть предмет нужной стороной, раскрыть глубинную сущность характера героя, подсказать дальнейшую логику развития характера.

Одна только деталь через возникающие ассоциации способна воспроизвести весь предмет в его целостности. Деталь у Гончарова становится символом, обобщением, лейтмотивом.

Источник: //infourok.ru/konspekt-uroka-po-literature-hudozhestvennaya-detal-2077925.html

Художественная деталь

Художественная деталь как средство создания художественного образа. Художественная деталь в литературе: понятие и примеры

Художественная деталь – выразительная подробность, с помощью которой создается художественный образ. Деталь помогает читателю представить изображаемую автором картину, предмет или характер в неповторимой индивидуальности. Она может воспроизводить черты внешности, особенности одежды, обстановки, переживания или поступка.

Рубрика «Теория литературы»

       Слово «деталь» происходит от французского «detail», то есть часть, подробность. Художественная деталь в литературном произведении играет роль выразительной подробности. Деталь – это фрагмент внешнего мира или внутреннего мира героя.

То есть что-то на первый взгляд несущественное, мелочь, частность играет важную роль, так как позволяет создать ёмкий художественный образ, рассказать читателю о персонаже или событии больше, чем самое подробное описание.

       Детали в произведении играют подчас такое же значение, как и символы (символ в переводе обозначает «знак»), помещенные писателем в центр повествования.

Также, как и символ, деталь работает на раскрытие авторского замысла, уточняет, дополняет создаваемую картину действительности, дает читателю дополнительную информацию о герое, времени, эпохе, событиях, историческом контексте.        Но в отличие от символа художественная деталь не наделена скрытом смыслом. Красные руки Евгения Базарова из романа И.С.

 Тургенева «Отцы и дети» подчеркивают незнатное (крестьянское) происхождение героя и его готовность к труду. Но здесь нет никакого подтекста, намека на дополнительную, скрытую информацию, до которой читатель должен додуматься. Красные руки Базарова – это просто руки крестьянина, покрасневшие от работы, химических опытов и обветренные во время долгих пеших прогулок.

Под этим образом ничего не подразумевается. В то время, как символ, например буран в повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка», а равно с ним и метель в «Двенадцати» А.А.Блока и «Белой гвардии» М.А. Булгакова символизирует стихийный разгул жестокости, торжество беззакония: некая неуправляемая сила готова смести с лица земли старый привычный мир. То есть буран – это не просто снежная буря, а символ торжества пугачевской вольницы. А красные руки Базарова – это просто красные руки, без подтекста.

  1. Подчёркивать психологическое состояние героя.
  2. Характеризовать персонажа, раскрывать особенности его внутреннего мира. 
  3. Создавать у читателя нужное автору впечатление, настроение, ощущение.
  4. Подчеркивать колорит эпохи, передавать дух времени, социальные особенности.
  5. Способствовать раскрытию системы образов произведения.

  1. Деталь, характеризующая состояние внешнего мира: деталь интерьера, пейзажа (в том числе экстерьера и городского пейзажа), портрета героя – изображение его внешности. Например, описывая путешествующего Печорина, героя романа «Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтов подчеркивает особенность его внешности – чистую сорочку: «пыльный бархатный сюртучок его, застегнутый только на две нижние пуговицы, позволял разглядеть ослепительно чистое белье, изобличавшее привычки порядочного человека». Лермонтов здесь сам же дает объяснение этой детали: чистое белье указывает на то, что этот человек «порядочный», то есть, в понимании Лермонтова, следящий за собой и своей гигиеной. В понимании современного читателя чистая сорочка героя, который путешествует в 19 веке, то есть без горячего водоснабжения, стиральных машин, а часто и без достойного ночлега, говорит о его достатке, а также о щегольстве и привычке жить благоустроенной, комфортной жизнью.
  2. Деталь психологическая, отражающая состояние внутреннего мира героя, движения мысли, помыслы, желания, страхи, фобии, мании. Такая деталь тоже может отражать явления, объекты внешнего мира, но передавать при этом переживания персонажа. Такой прием также называют психологизмом. Например, такую деталь мы встречаем в рассказе Акутагавы Рюноскэ «Носовой платок»: изорванный в клочья платок в этом рассказе отражает бурю эмоций, испытанных героиней: «улыбаясь лицом, руками она рвала платок».

       В «Бойцовском клубе» Чака Паланика выразительной психологической деталью, передающей внутреннее состояние героя, становится отпечаток счастливого плачущего лица рассказчика на футболке Боба.

В романе безымянный герой-рассказчик мучается от бессонницы, причина которой неизвестна (на самом деле он страдает от бессмысленности потребительского существования), и по совету врача отправляется на встречи групп поддержки людей, больных смертельными заболеваниями, чтобы увидеть тех, кому по-настоящему тяжело.

Один из этапов терапии в группах – коллективный, освобождающий плач. Рассказчик посещал собрания, но не плакал. «А потом был Боб. Это был первый раз, когда я пришёл в группу рака яичек «Остаёмся мужчинами вместе». И Боб, здоровенный такой жлоб, надвинулся на меня и заревел. Это всё, что я помню.

Боб обнял меня со всех сторон, и его голова накрыла мою. И вдруг — я потерян внутри, растворился в тёмном тихом полном забвении. И когда я, наконец, отодвинулся от его мягкой груди, на майке Боба остался мокрый отпечаток плачущего меня. Я никогда больше не ходил к врачу. Я никогда не жевал корень валерианы. Это была свобода.

Потерять всякую надежду было свободой».

       Отпечаток на футболке становится деталью, позволяющей дополнить образ героя-рассказчика и создать образ обретенной им на время свободы, ощущения реальности бытия.

       Мастер меткой фразы и точного образа А.П. Чехов в письме брату Александру 1886 года советовал избегать в описаниях природы «общие места». Чехов рекомендует:

«Хвататься за мелкие частности, группируя их таким образом, чтобы по прочтении, когда закроешь глаза, давалась картина. Например, у тебя получится лунная ночь, если ты напишешь, что на мельничной плотине яркой звездой мелькало стеклышко от разбитой бутылки и покатилась шаром черная тень собаки».

       В этом письме Чехов почти дословно цитирует свое описание в рассказе «Волк»:  «На плотине, залитой лунным светом, не было ни кусочка тени, на середине ее блестело звездой горлышко от разбитой бутылки».

Такое же описание мы встречаем в реплике Треплева из чеховской «Чайки»: «Тригорин выработал себе приемы, ему легко… У него на плотине блестит горлышко разбитой бутылки и чернеет тень от мельничного колеса — вот и лунная ночь готова».

Три раза использованное описание почти в одних и тех же словах одного и того же пейзажа говорит о том, как высоко Чехов ценил найденные им образы, которые удавалось создать за счет правильно подобранных деталей.

       Так незначительная деталь позволяет писателю любой эпохи создать выразительный, выпуклый, зримый образ, который запускает работу внутреннего кинематографа в голове читателя, помогает ему увидеть героя, ощутить атмосферу эпохи, создает нужные писателю эмоции и ощущения, помогает донести до читателя важную для автора мысль.

Источник: //pishi.pro/kak-stat-pisatelem/teoriya-literatury/xudozhestvennaya-detal-19672.html

Мед-Центр Здоровье
Добавить комментарий